Объединение
профессионалов по управлению и развитию
человеческого капитала России


twit f 

Рынок карьерного консультирования. Светлана Пороскова: В карьерном консультировании хочется научиться виртуозно импровизировать

16.03.2020


Цикл интервью «Персоны Карьерного Консультирования» продолжается. Знакомьтесь, Светлана Пороскова – сертифицированный карьерный консультант и коуч.

Интервью_Пороскова.jpg22 года успешного опыта в рекрутменте (внешнем и внутреннем). В портфолио компании: Анкор, Staffwell, Adecco, Brainpower, Hays; EPAM Systems, Home Credit Bank, KPMG.
400+ часов индивидуальных сессий.
Автор 10 групповых семинаров (для корпораций и открытой аудитории) на тему постановки карьерной цели и стратегий поиска работы на открытом рынке, серии видеоуроков и вебинаров для индивидуальных и групповых клиентов.
Провела 7 программ аутплейсмента (консультирования сотрудников, покидающих компанию) для международных корпораций.
Автор Мейл-курса «5 шагов к любимой работе». Со-организатор «серии анти-мероприятий «Открытое пространство».
Соавтор курсов и преподаватель Школы Карьерного Менеджмента.
Автор семинаров для РУДН, Московского института психоанализа, ВШЭ и т.д.

О человеке «24 на 7», перспективах аутплейсмента в России, широкой и узкой специализации, работе с подростками, искусстве импровизации со Светланой Поросковой беседовали Алексей Еленевич, редактор сайта НК РЧК и Ирина Захарова, руководитель Карьер-центра «ВЕРШИНЫ» НК РЧК.

08.JPG-  Светлана, давайте от начала начал. Как вы, имея внушительный опыт работы в крупнейших рекрутинговых компаниях, совершили смелый переход в карьерные консультанты?
-  Это одна из тех историй, которые я рассказываю своим клиентам. Достаточно долго я смотрела на карьеру с точки зрения рекрутера, когда есть заказчик, который хочет закрыть вакансию быстро, хорошо и дешево. Тут возникает большое количество подводных камней, и ты начинаешь понимать, что «запихивание» людей на те или иные позиции без понимания того, что им нужно и ценно в этой работе, не заканчивается ничем хорошим. Либо люди быстро уходят, либо разочаровывается сама компания. Далее начинается огромная ротация, возникает экстенсивный рекрутмент, который на нашем рынке зачастую имеет место быть.
Когда я постепенно начала это осознавать, то решила, что пора на этот рынок посмотреть глазами кандидата, который в дальнейшем может стать твоим клиентом. Процесс моего осознанного и окончательного перехода в карьерные консультанты начался в 2016-м году. Тогда я закончила образование по профессии карьерного коучинга в школе Светланы Бергер с последующим наложением дополнительного образования в консультировании Школе карьерного менеджмента.
Сейчас, как у фрилансера, совершающего карьерный переход, у меня сложился объемный взгляд на рынок карьерного консультирования и коучинга.

-  Следует ли это понимать, что вы пока основательно не работаете в этой сфере?
-  Нет, последние два года я работаю на себя и основная моя деятельность – это как раз карьерное консультирование. Это индивидуальные и корпоративные клиенты, преподавание в Школе карьерного менеджмента и некоторых других учебных заведениях. Рекрутмент для меня сейчас вторичен.

-  Времени на всё хватает?
-  Хватает. Я человек 24 на 7. Просто у меня осталось меньше ценностей в сфере рекрутмента, а в коучинге и консультировании сейчас реализуются мои базовые ценности и это меня поддерживает.

-  И это правильно! На ваш взгляд, когда начал формироваться стройный рынок карьерного консультирования в России?
-  Я думаю, стихийно он существовал еще в конце 90-х, когда я пришла в рекрутмент. Тогда рекрутеры и HRы помогали…своим кандидатам получше составить резюме или подготовиться к интервью. Как бы на общественных началах. Но полноценным рынком консультирования это назвать было нельзя.
Сейчас пошли процессы структурирования этого рынка. Школы, которые обучают этому ремеслу, и профессиональные ассоциации много делают для оптимизации рынка и выработки стандартов профессии. Это важно, поскольку хаоса ещё предостаточно.

-  Каково процентное соотношение рекрутеров и HRов на этом рынке?
-  Безусловно, сейчас рекрутеров и в консультировании большинство. Но, по моим наблюдениям, в эту сферу приходят…. люди из разных направлений: финансы, маркетинг, IT, собственный бизнес...

-  То есть, уже появляются специалисты не связанные непосредственно с подбором и управлением персоналом?
-  Совершенно верно. Их, конечно, меньше, чем рекрутеров и HRов, но уже есть. Что касается рекрутеров, на мой взгляд, внутренние превалируют над внешними.

-  Краешком глаза заглянем за кордон. В чём разница между мировым и российским карьерным консультированием? Только ли временем появления рынков?
-  Сроки, конечно, имеют значение. Просто нужно посмотреть через призму предназначения. Например, в США, так называемое «career counseling» - это аналог того, что у нас называется «Служба занятости», хотя, по сути, разница огромная. Это государственные центры занятости населения, где сидят настоящие карьерные консультанты и работают со всеми, начиная со студентов и заканчивая пенсионерами. Они помогают людям правильно себя позиционировать на рынке труда и, в итоге, найти подходящую работу. Причём деньги за это не берут.
В России центры, подобные «Моя карьера» или «Моя работа», возникли как новый формат совсем недавно. Какими были старые службы занятости  вы себе, наверное, представляете.

-  Один раз как-то заходил, больше не хочу.
-  Вот! А новые форматы карьерной работы с людьми только начали зарождаться, но пока, преимущественно, в Москве. Даже, по-моему, в Петербурге такого нет. К сожалению, эта тема пока не очень интересна государству.

-  Зато она интересна карьерным консультантам. Расскажите о своих текущих проектах и, как вы всё успеваете?
-  Сама не понимаю! А что касается проектов... Есть у меня проект в рекрутменте, достаточно быстрый и масштабный. Разумеется, параллельно работаю с клиентами в консультировании. И есть ещё одно направление, которое не совсем актуально для нашей беседы – это профориентация людей в возрасте от 14 до 20 лет. 
Есть ещё интересный проект от крупной компании, который касается аутплейсмента.
А еще я веду мастер-классы по методике профориентации для взрослых и даже игру на тему решения конфликтов.

-  Аутплейсмент – очень интересная тема. Как сейчас выглядит рынок провайдеров этой редкой для нас услуги?
-  Здесь есть несколько аспектов. В коучинге есть понятие «клиент», есть понятие «спонсор». В случае аутплейсмента, клиент – уходящий сотрудник. Спонсор – это компания-работодатель, расстающаяся с работником и провайдер – кадровое агентство, имеющее в наборе услуг аутплейсмент. И возникает ещё одна сторона – это карьерный консультант, которого нанимает рекрутинговая компания для работы с клиентом. Вот такая сложная четырёхсторонняя схема. 
У меня было несколько таких проектов, очень интересно.

-  То есть аутплейсмент начинает быть востребованным в России? 
-  Всё зависит от возможности системной работы провайдера и готовности спонсора заказывать эту услугу. По моему опыту, сейчас основные спонсоры это всё-таки международные компании. Российские компании пока это не практикуют, поскольку не видят в этом смысла. А жаль. Иногда репутационные издержки стоят дороже, чем траты на аутплейсмент.

01.JPG- Можно назвать аутплейсмент родном братом корпоративного карьерного консультирования?
- Мостик проложить можно. Есть такое понятие – Центр карьеры внутри компании. Чем он отличается от той же программы кадрового резерва? Тем, что он содействует развитию и правильному применению навыков и умения сотрудников разного уровня, а не только руководителей, работающих в компании. И это решает огромное количество задач: от минимизации расходов на внешний рекрутмент до обучения новых специалистов. Всего того, что влияет на жизненный цикл сотрудника в организации. В свою очередь, это укрепляет корпоративную культуру, выстраивает чёткие вертикали внутрикомандных взаимодействий и, как итог, улучшает HR-бренд работодателя.

- Переходим от центра карьеры в центр профессии. Вы мультиинструменталист?
- Человек – оркестр!

- Тогда что актуальнее для консультанта по карьере в России: широкий профиль или узкая специализация?
- У меня двойственное мнение. С одной стороны, сужение специализации помогает найти свою аудиторию клиентов. Например, есть запросы на трудоустройство в определённую сферу, допустим в госсектор, где действуют свои правила игры. Эти люди, разумеется, нуждаются в определенной информации о канонах поведения, корпоративной культуре в подобных организациях. Соответственно, с ними должен работать человек, который знает, что там происходит и как правильно выстроить манеру поведения.
Тоже самое с топ-менеджментом. Консультант, который не имеет опыта управления бизнесом, просто провалит работу с таким клиентом. И своим коллегам я не советую идти в бизнес-коучинг или бизнес-консультирование, не имея опыт управления.
С другой стороны, хороший карьерный специалист должен обладать знаниями коучинга, поскольку снять запрос или выйти за пределы оптимизации резюме и прохождения собеседования без этих навыков – невозможно. Нужно владеть основными тестовыми методиками, знаниями в базовых профессиональных областях, особенно при карьерных переходах.

- Сейчас часто приходят запросы на карьерные переходы?
- Да. Есть определенная динамика мирового рынка, пока слабо выраженная в России, выражающаяся в заполнении искусственным интеллектом рутинных профессий. Также, демографические проблемы и распределение производства на мировом рынке труда заставляют человека менять сферу деятельности, причём в зрелом возрасте. Эти вызовы вынуждают консультанта по карьере запасаться широкими знаниями о рынке труда.
И ещё один момент. Если для консультанта специализация важна, то для коуча - не применима. Там работа идёт на другом уровне.

- Спускаемся на землю. Откуда приходят клиенты? 
- Когда я уходила в работу на себя, я естественно задавалась этим вопросом. Оказалось, основной канал привлечения - «сарафанное радио». Это, разумеется, старые контакты, разные мероприятия, в которых я участвую, и продвижение социальных сетях. В основном, Instagram и Facebook, в меньшей степени LinkedIn.

- Ваш Instagram впечатляет!
- Сейчас могу себя поздравить! Через год работы, мой Instagram стал профессиональным и уже пошла конверсия. На одном из мероприятий ко мне подошла женщина из Нижнего Новгорода и сказала, что она меня читает, и приехала ко мне на консультацию по карьере. То есть это работает. Другое дело, что для достижения этого результата, необходимо потратить много времени и труда для создания правильного контента.

- Каковы основные типажи ваших клиентов?
- Предварительная статистика такова: женщин немного больше, чем мужчин. У женщин возраст от 28 до 50 с небольшим плюсом, уровень позиций - специалисты и средний менеджмент. У мужчин возраст 30-50 и позиции, в основном, из высшего менеджмента. Есть отдельная категория – это родители с подростками. По городам: в основном Москва, в реже другие города России, был опыт международной работы.

- В международных практиках другая среда?
- Среда – это последний момент. Если брать мой любимый инструмент – пирамиду логических уровней, то мы работаем на уровне ценностей и «я», а окружение – это чисто внешняя, меняющаяся ситуация: методологический уровень, окружение – это совершенно внешние условия. Это работа на стыке консультации и коучинга. Эти клиенты уже адаптированы к ментальным особенностям определённой страны, но они не понимают, чего они хотят. И это то общее, с чем сталкиваются люди и у нас, и у них.

- С подростками тяжелее, чем со взрослыми?
- Нет, наоборот. В отличие от взрослых, с ними не нужно преодолевать барьеры восприятия. У них нет фильтров и убеждений, которыми обременены зрелые люди. Они воспринимают всё сходу: «да» так «да». Не как у взрослых «да, но...». Не надо взламывать приобретённые в течение жизни барьеры. Недостаток подростков – малые специфические знания. И тут приходится эти знания в них вкладывать, параллельно меняя родительские шаблоны профессионального развития их ребёнка.

- О фильтрах и барьерах: передавать «тяжёлых» клиентов своим коллегам – это нормально?
- Конечно, для цивилизованного рынка – это норма. У моих коллег вопрос «Кому клиента?» звучит довольно часто. Причин много: начиная с нехватки времени, заканчивая пониманием, что «не идет». Мы же не роботы, мы не можем работать абсолютно со всеми. Если не возникает эмпатии и взаимопонимания с клиентом, лучше порекомендовать другого специалиста. Это нормально.

- Теперь о российских школах. Где готовят наших карьерных консультантов и коучей?
- Что касается консультирования, конечно, Школа карьерного менеджмента, где я имею честь преподавать. Несомненно, курс Людмилы Кольцовой. Раньше этой темой занималось «Антирабство», но сейчас они несколько видоизменились.
По части коучинга – это программы Светланы Бергер и Светланы Хамагановой. Больше про карьеру – нет. По крайней мере, в моём поле зрения. 

- Кто будет эффективен в профессии? Можно научить «с нуля» и нужно ли? 
- Можно, но вопрос – для чего? Я считаю, что у человека, который приходит в эту профессию, должен быть определённый бэкграунд. Не обязательно HR-овский или рекрутинговый, но бизнесовый точно. Он должен понимать, как работают эти процессы, каковы законы рынка труда. А если приходят люди со студенческой скамьи и говорят, что хотят быть карьерными консультантами, то им просто не хватит базы. Они не смогут помочь клиенту, поскольку бизнес-опыт у них отсутствует.

- Ну и конечно постоянное пополнение профессионального багажа?
- Конечно! В этом и есть особенность нашей профессии – учиться всю жизнь. Вот сейчас, слушаю параллельно вебинары по профориентационной методике и международного сообщества бизнес-коучинга, хожу на мастер-классы своих коллег. И чем больше учишься, тем отчётливее понимаешь, какие ещё открываются горизонты. Вот сейчас слушаю семинары по телесным практикам в бизнесе. Как правильно проводить встречи или выступать перед большой аудиторией так, чтобы тебя реально увидели и услышали и обратили внимание.

- Обнаружил Ваше увлечение вокалом. Помогает в профессии?
- Конечно! Когда работаешь на мероприятиях, по восемь часов в постоянном шуме, мои бедные коллеги через 3-4 часа прекращают консультации, поскольку реально садится голос. Я же, после полного дня консультаций, не только разговариваю, но и спеть могу. Занятия вокалом – это очень хорошая тренировка для речевого аппарата, как и сценическая речь. Очень рекомендую. 

- Профнеудачи были? Как справлялись?
- Безусловно, были. Нужно понимать, что означает удача для консультанта или коуча? Человек трудоустроился – удача, не трудоустроился – неудача? Но, на самом деле, суть не в этом. Я уже понимаю, что удача для меня – это когда клиент, приходящий с любой проблемой, уходит с четким пониманием, что ему нужно делать дальше, и на какие внутренние или внешние ресурсы он может опираться. У него есть план, и он понимает, какие шаги ему нужно предпринимать для его осуществления.

- А если он не делает нужных шагов, это ваша ответственность?
- Я уже давно для себя определила, моя мера ответственности – это сам процесс консультации или коучинга. А вот результат – это уже ответственность клиента. Это как в знаменитой поговорке про лошадь: можно привести её к водопою, но невозможно заставить её пить. Можно всё разложить по полочкам, а клиент уходит и ничего не делает. И ты его не заставишь. Может быть, ему мешает более глубинная причина и тогда нужно начинать «по новой». Возможно, получится со второго раза.

- А в чем состоит ваша личная удовлетворённость?
- Для меня очень важно понимать, что от моей работы есть чёткий результат. Когда человек может увидеть себя со стороны понять, чего он хочет и куда ему нужно идти. Для меня это огромное удовольствие и искренняя радость.

- Кто для вас интересная личность в вашей профессии?
- Мне интересны люди не шаблонные, способные отступать от правил. Это, как джазовая импровизация. Есть хорошая музыкальная база, на которую можно накладывать неожиданные пассажи. Например, как Маршал Голдсмит, Майкл Нил, Ширзад Шамин, Дэвид Голдсмит. Они и практики, и теоретики. Подобные люди меня восхищают, я тоже хочу научиться так работать.

13.JPG- В каком направлении Вам видится необходимое развитие рынка карьерного консультирования в России?
- Как я уже говорила – это корпоративное консультирование. Оно у нас недостаточно развито, на мой взгляд. Что касается индивидуальных консультаций, необходима профессионализация, от хороших школ до стандартов профессии. Движение в эту сторону идёт, но пока недостаточно активно. 
Когда рынок профессионализируется и выработает профстандарты, нужно заняться легитимизацией оплаты услуги. Что я имею ввиду. Похожая история была в начале двухтысячных с психологами. Им говорили, что с таким же успехом можно поговорить с приятелем или подругой на кухне, и зачем за это платить? Сейчас у психологов  с этим делом всё нормально, и оплата их услуг не считается чем-то удивительным. Рынок карьерного консультирования тоже должен двигаться в этом же цивилизованном направлении.

- В общем, в ближайшие месяцы консультантам нужно обзаводиться кушетками и подушками?
- Ни в коем случае! У нас царит более деловая обстановка. Если клиент приляжет на кушетку, он уже больше никуда не пойдёт. Ну или тогда нужно лежать в направлении цели :)

- Если в Вашем светлом цветном сне является великий карьерный консультант, этакий кладезь знаний. Что вы у него спросите?
- Как хорошо, что меня не посещают такие сны. Но если такое произойдёт, я бы спросила: как не бояться импровизировать? Я умею импровизировать, но не всегда удаётся достигнуть осознанного понимания клиентом дальнейшего карьерного пути. Поэтому, очень хочется научиться виртуозно импровизировать. А может, всё придёт с опытом.

- Тогда, желаю, чтобы без «ошибок трудных…»! Светлана, большое спасибо! Чистого Вам профессионального голоса и удачи!

По материалам: hrdevelopment.ru

	 

		
1Mwj_344-122.jpg